Второй День рождения

Второй День рождения
(рассказ)
Начиная, кажется, с пятого класса, мы в нашем школьном интернате играли в игру, напоминающую всеобщий День рождения, с обязательным чаепитием в своём классе. В этом празднике, кроме самих учеников, принимали участие и наши воспитатели, и классные руководители.
Происходило всё следующим образом: Кто-нибудь из ребят брал лист брайлевской бумаги, разрезал на столько одинаковых прямоугольников, сколько участников предполагалось. А кто-то (желательно, самый грамотный из ребят) писал отдельно на каждой бумажке одну фамилию, и обязательно по брайлю. Кстати, в то время систему брайля обязан был знать каждый учащийся, независимо от остаточного зрения, если оно даже было приличным. Тогда ещё и наши врачи, и учителя понимали то, что любой ребёнок может полностью ослепнуть, и, в таком случае, освоить брайль будет для него гораздо труднее.

Но, вернёмся к нашей игре. Далее, каждая бумажка с фамилией сворачивалась в аккуратную трубочку. После чего, кто-нибудь из пацанов уступал свою кепку, в которой все «трубочки» тщательно перемешивались. «Трубочек» было немного, потому что классы в школах для незрячих детей и тогда были небольшие: от десяти до пятнадцати учеников. Каждый участник игры вытягивал одну «трубочку», молча, разворачивал её и, молча же, прочитывал фамилию участника игры, которому предстояло преподнести подарок в назначенный день. Случалось, что кто-нибудь вытягивал «трубочку» со своей фамилией, и тут уж приходилось процедуру с перемешиванием «трубочек» и с их «вытягиванием» повторять. Некоторые неохотно расставались с уже «вытянутой трубочкой», потому что хотели бы сделать подарок именно тому, кого «вытянули». Однако приходилось соглашаться: Не может же, в самом-то деле, человек поздравлять самого себя.
У большинства из нас денег не было. Или они были, но очень мало: Только то, что оставляли родители на сладости. По этой причине сумма затрат на подарок строго оговаривалась. Некоторых ребят родители неплохо финансировали. Те же родители имели возможность одаривать учителей и воспитателей. Но и наши «богатенькие» одноклассники должны были в вышеописанной игре подчиняться общим правилам.
Учились в нашей школе и сироты, и те, к кому приезжали один раз в году, чтобы забрать на летние каникулы. Последние, как правило, проживали далеко от школы, и их родители едва сводили концы с концами. Для таких ребят мы устраивали складчину: Кто сколько может, а после делили на всех «неимущих» поровну.
Было ещё одно условие в этой игре: Категорически и строжайше запрещалось рассказывать о том, кого ты будешь одаривать. Ох, как непросто было соблюдать такое условие! Если бы мы встречались только во время уроков, — другое дело. Но в интернате все ребята круглосуточно находятся вместе. Какие уж тут тайны! Два-три дня, и – всем всё известно! Правда, все делают вид, будто ничего не знают, ни о чём даже не догадываются. Некоторые потихоньку обменивались бумажками, чтобы сделать подарок тому, кто ему наиболее симпатичен. Это мог быть друг или подруга.
Пятый класс, а, тем более, если старше, уже образовывались влюблённые парочки. И ведь помочь влюблённой «парочке» — святое дело! Они же непременно должны сделать приятное друг другу!
Приобрести подарки помогали воспитатели или те ребята, у которых было неплохое остаточное зрение. Как вы думаете, что можно было подарить? Какие подарки можно было купить за наши копейки? Шестидесятые годы… И всё-таки, оказывается, такое было возможно. И мы были рады и счастливы, получая маленькие, скромные подарочки от своих друзей. А, если повезёт, так и от своих учителей и воспитателей. Особенно же были счастливы, когда удавалось самому кого-то порадовать. Все мы радовались наборам открыток, дешёвым украшениям, сувенирам, игрушкам, патефонным пластинкам, цветным карандашам… Были среди нас и своего рода агенты, выяснявшие, кто и что хотел бы получить в подарок. Такие выведывания носили таинственный характер. Существовала своеобразная схема, согласно которой использовались откровенные беседы с глазу на глаз, с намёками и полунамёками, с клятвенными обещаниями. В результате, почти каждый участник игры получал желаемое.
Как-то при встрече со своими однокашниками, я стала вспоминать о том, о чём только что поведала моему дорогому читателю. Некоторые что-то смутно припоминали, а другие слышали об этом как будто впервые. Уже в который раз поражаюсь: Как же удивительно устроена память человеческая!
Я продолжу свой рассказ, хотя бы уже потому, что помню. А память, вероятно, обязывает пишущего делиться с читателем тем, что тебе интересно и дорого.
Я, как и все, имела возможность сделать подарок тому, кому больше симпатизировала. А в шестом классе никак не могла заранее выяснить, кто же будет поздравлять меня? И всё же, выяснилось: «Трубочка» с моей фамилией досталась классному руководителю. Лидия Васильевна подарила мне статуэтку, которая, оказывается, обозначала символ моего года рождения. По-моему, это случайное совпадение, потому что в то время никто и ничего не знал про всякие там гороскопы. Пластмассовая хрюшка была в платьице, с бантиком, и мне очень понравилась. Но, когда мы с ней приехали в родительский дом, на каникулы, мама проявила жуткое недовольство, очевидно, воспринимая прибывшую со мной «особу» с бантиком как некий намёк на нашу национальную принадлежность. «Особа» вскоре куда-то исчезла, несколько огорчив меня. Но осталась в моей памяти, как и сама Лидия Васильевна, учитель
Биологии, руководитель зоологического кружка, носившая фамилию Поспелова.
В пятом классе я получила в подарок маленькую, сплетённую из пластмассовых ленточек, изящную сумочку. Ручки тоже пластмассовые. В неё было удобно складывать открытки, ведь все они в то время были одного формата. Со временем пластмасса потрескалась и поломалась, но сумочка эта мне дорога, и я хранила её до сегодняшнего дня. Решила больше не хранить не потому, что она больше не дорога как память. А потому, что приходит время избавляться от вещей, которые никому, кроме меня, не дороги и не интересны. И всё же, я не могу просто так: взять да и выбросить в мусоропровод. Отсюда и мой рассказ. А ещё, могу сообщить любопытному читателю моему, что, когда научилась фотографировать, что слепому удаётся непросто, — стала снимать такие вещи, вначале на свою «мыльницу», а позже, — на телефон.
Итак, сумочку ту преподнёс мне одноклассник Саша. Влюблённой парочкой мы с ним не были. Мало того, в младших классах мы дружили втроём: Саша, Вовка и я. Втроём катались с горки на каких-то дощечках, выступали на сцене в праздничных концертах, посещали вместе кружок баянистов. А иногда даже сидели за одной партой. Да, ещё стояли рядом на уроках физкультуры, потому что мы – трое были самые маленькие в классе. Вовка учился плохо, особенно по русскому языку. В пятом классе он остался на второй год. Мы с Сашей были в начальной школе отличниками, и в конце учебного года нам торжественно вручали похвальные листы. Саша был очень честным и справедливым. Воспитывался в добропорядочной семье, что было нетрудно заметить, когда к нему приезжали родители или старшая сестра. У Саши было неплохое остаточное зрение. Я доучивалась в других школах, и потому не знаю, почему он пошёл работать на предприятие слепых. Несмотря на то, что предприятие это находилось в городе, где проживали мои родители, мы виделись редко, потому что и у родителей я бывала нечасто. Одноклассники рассказывали, что была у Саши несчастная любовь. Женщина, которую он полюбил, оказалась слишком коварной, воспользовалась его порядочностью. Но, как говорят, беда одна не ходит: Случилось несчастье, и он, поверив друзьям и их обещаниям защитить его, взял на себя чужую вину. В результате, Сашу посадили, и лет, несмотря на инвалидность, видимо, он получил немало, так как за это время ушли из жизни все родственники. А сам Саша освободился совершенно больным, и дом инвалидов стал для него последним пристанищем. Так жестоко обошлась судьба с этим интеллигентным, скромным и воспитанным мальчиком. Ведь именно таким остался в моей памяти Саша.
А ещё, я думаю, вспоминая те праздники с подарками и чаепитием, что подготовка к ним, с выведыванием, с желанием кого-то порадовать, осчастливить, с пониманием того, что участвовать в празднике должны все, независимо от материального достатка родителей, если они имеются, и, тем более, если их нет, — всё это было куда важнее момента вручения и получения самого подарка. Может быть, именно тогда мы учились понимать и чувствовать другого человека, становились добрей и человечней. Но, в таком случае, почему же на долю именно таких людей, как Саша, выпали столь тяжёлые испытания?
На этот вопрос у меня нет ответа. А есть, вернее, был трогательный подарок как память о моём однокласснике, который сохранит фотоснимок, сделанный лично мной – незрячим фотографом, если угодно уточнение. Понимаю, что для читателя это фото всего лишь иллюстрация к моему рассказу.

Второй День рождения: 1 комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *