Виктор Владимирович Емельянов

Виктор Владимирович Емельянов

Почему я начинаю свой рассказ с него? Ну, во-первых, он — один из
немногих мужчин, составляющих свиту Царицы. Во-вторых (хотя именно это
должно быть «во-первых»), от него во многом зависела моя жизнь, моё самочувствие. Да нет же, не только моё, а всей школы! Виктор Владимирович или,
как его называют — дядя Витя — бдительно следит за работой водопровода, за
тем, чтобы в классах и спальнях было тепло, за работой душевых кранов, за
тем, чтобы школа «не утонула»… Нарочно ставлю многоточие, потому что
работы у него предостаточно.

Ко мне он заглядывает неизменно со следующими вопросами:
— Ну, как батареи? Какие жалобы? Не замерзаете?
Вот такой он, дядя Витя, Виктор Владимирович. В общем-то, если время
позволяет, можно и интересно с ним поговорить «за жизнь». Он увлекается политикой и всегда в курсе всех событий. У него своя философия. Случается, Виктор Владимирович сообщает мне какие-нибудь новости о том, что произошло в
стране, о переменах в правительстве. Мы обмениваемся мнениями.

Не все поломки и всякого рода неисправности ему удаётся устранить
профессионально, потому что не всякая деталь имеется в его кладовых на данный момент. И тогда Виктор Владимирович даёт мне некоторые рекомендации,
то есть своего рода инструктаж:
— Эту штучку Вы не трогайте. А это я сейчас привяжу… Вот так! Надо
ещё крепче. В эту сторону не поворачивайте, ладно? А-а, это… Да здесь пока
можно баночку поставить. Я потом найду ещё одну такую штучку и вот сюда
прикручу. Ясно? Бог мой, Вам-то зачем знать, как это называется? Вы — писатель, вот и пишите. У каждого своё дело. Вы мне, главное, эту штучку не задевайте лишний раз, ясно?

Разумеется, мне всё ясно. А что поделаешь? Не так уж мы богаты, чтобы обойтись без этих штучек и без баночек. Но «писательское дело» его тоже интересует. Порой он заходит ко мне в комнату, трогает батарею, потом, не спеша, берёт со стола одну из тетрадей. Повертев её в руках, несмело спрашивает:
— Это Вы всё сами написали? Буквы-то какие… Это Вы так по бройлеру пишите, да?

На его вопрос я, сдерживая улыбку, отвечаю:
— Мы пишем по брайлю. А то, что говорите Вы, Виктор Владимирович, — это про курочек.
Он недоумевает. В самом деле, какая тут разница?!
А когда дядя Витя, Виктор Владимирович, внезапно заболел, все переполошились — и дети, и взрослые, потому что больше
всего на свете опасались всемирного потопа. Ну, слава богу, всё обошлось, и

он на своём посту, как и прежде.

 

(В.В. Емельянов ушёл из жизни, не дождавшись издания книги. Светлая ему память).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *