Свидание в учительской

Свидание в учительской

Было скользко и холодно. Шел снег. Алексей Федорович взял меня под руку и держал крепко.
— Да я и сама бы дошла,- сказала я, задыхаясь от встречного ветра.
— Ты не хочешь, чтобы я проводил тебя?- спросил он, наклонившись ко мне. Разговор направлялся в нежелательное русло.
— Кира, я хотел бы поговорить с тобой. Поговорить о том, о чем, скорее всего, не следует говорить учителю с ученицей. Но… Давай зайдем на минутку в музыкальную. У меня есть ключ.

— Нет!- почти истерически закричала я.
— Что с тобой? Ты, может быть, не поняла?
— Только не в музыкальную,- уже спокойно сказала я.

— Тогда вернемся. Зайдем в учительскую, — предложил Алексей Федорович. Я согласилась и на мгновение обо всех, обо всём забыла. Волнение, страх, осторожность- все куда-то исчезло. Возле такого человека, умного, спокойного, взрослого, можно было позволить себе стать слабой. В каждом слове его, в каждом жесте чувствовалась надежность. Теперь-то я понимаю, что именно о таком мечтает не только женщина, но и обыкновенная девчонка. На секунду я тоже подумала, как бы хорошо было, если бы можно было не потерять его, и был бы он всегда рядом.

— Тут жарко,- сказал Алексей Федорович и осторожно снял с меня пальто, поправил мои растрепавшиеся волосы и усадил на диван. Все он делал без суеты и нежно, как если бы я была его дочерью.
И заговорил:
— Я боялся, что ты освободишься позже. А так еще достаточно времени. Кстати, что с заданием?
— Крутов отдал мне свои записи на каникулы, — солгала я.
— Да?.. Ну, хорошо,- Он медлил. Потом сел рядом и обнял меня.

Я не шевельнулась: мой протест сейчас бы выглядел глупо и смешно.
— Кира, тебе известно, что после окончания учебного года я возвращаюсь к себе, в Питер?
Я кивнула, а он продолжил:

— В общем, отрабатываю здесь свой диплом. Но, дело даже не в этом… Прошу тебя поверить мне, в мою искренность, а, скорее всего,- в мою любовь. Прошу поверить и уехать со мной. Окончишь там школу, поступишь в институт. И будем мы вместе. В общем, я не хотел бы с тобой  расставаться. Понимаешь? У тебя есть время подумать.

Я подумала о Тебе, и вдруг мне стало так жаль себя. Я прижала руку к дрожащим губам, едва сдерживая слёзы. Его это не смутило. Достав платок и вытирая мне лицо, он твердо сказал:

— Я догадываюсь, о чём ты подумала сейчас. Когда-нибудь, Кира, ты поймешь, что семь-восемь лет — nе такая уж большая разница в возрасте. Твои мальчики… Словом, пройдет все это. Детские увлечения… Со всеми бывает. Тебе нужен человек, который бы не только любил, но и берёг и заботился о тебе. Ну, что ты скажешь, малыш? Не плачь и не молчи. Мне не хочется говорить об этом ежедневно, потому что решение выношено и даже… И даже, если угодно, выстрадано.

Я высвободилась из его объятий и тихо сказала:
— Подумаю, но…
— У тебя есть еще время. И потом… Я слышал, что ты всё равно собираешься уезжать. И это понятно. Ты не совсем, так сказать, вписываешься в здешнюю жизнь.

Он снова привлек меня к себе и неожиданно поцеловал в губы. В это время дверь в учительской приоткрылась, и Вадим сказал, слегка дрогнувшим голосом:
— А я ищу тебя, Кира…
Щёки мои запылали, а Алексей Федорович понижая голос, напомнил мне:
— Ты обещала подумать. Я не тороплю, но должен знать.

Хлопья снега облепили меня, словно отторгая от Вадима, от целого мира, от собственных мыслей моих. И только в самом сердце, где-то очень глубоко затеплилась маленькая искорка, которой суждено было погаснуть при первой же встрече с тобой.

— Никому и никогда не отдам, не уступлю… Можешь ненавидеть…

Ветер отнес в сторону последние слова Вадима, и его холодные губы коснулись моей щеки. Оттолкнуть бы его, толкнуть изо всех сил… Но нет же! Не оттолкнула.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *