Судьбы и судьи.Не считая мелочей

Не считая мелочей

Юрий Николаевич не любил поезда. Да и вечно куда-то спешил, потому и летал. Посидишь, подремлешь, лимонадик попьёшь — и вот уже оказался за тысячи километров от дома. Но с годами он понял, что спешить некуда (все с годами это понимают), и решил попутешествовать. Надо было заехать в Москву, Завести очерк в журнал, повидаться с друзьями, а потом махнуть к сестре, во Владимир. Кто знает, доведётся ли ещё встретиться. Сестра старше его, на десять лет почти.

Он был общительным и людей не сторонился, несмотря на свой физический недостаток. Юрий Николаевич, будучи уже взрослым, после болезни полностью ослеп. Так бывший инженер-конструктор переквалифицировался и стал журналистом. Он и не предполагал в себе такие способности. Просто, надо было чем-то заняться. Прежде о нём говорили, что его письма с удовольствием перечитываешь и, что так теперь никто не пишет.

Располнев со временем, он не утратил обаяния и благородства. Высокий, седовласый, Юрий Николаевич всегда держался прямо. Его добродушная улыбка располагала к нему собеседника с первых фраз. Говорил он негромко, но его всегда слышали и слушали, и у людей нередко возникало желание сделать для него что-нибудь хорошее. Но если кто-то иногда обижал его или пытался обидеть, Юрий Николаевич чувствовал себя совершенно беспомощным, терялся и не умел защититься.

Когда подъезжали к Москве, словоохотливый сосед по купе спросил:

-А Вас встретят? Вы уверены?

-Да… Обязательно… — Поспешно заверил Юрий Николаевич, сказав неправду, потому что не хотел никого утруждать. В дороге у всех, как правило. Руки заняты, тем более, если дорога дальняя. Кроме того, он переговорил с проводником, и тот пообещал организовать помощь здравпункта с вокзала в Москве. В аэропортах Юрий Николаевич не раз прибегал к такого рода услугам для больных и инвалидов. «Скорая» забирала его прямо с борта и, записав данные: год рождения, группа инвалидности, откуда прибыл, с какой целью,- его провожали на остановку автобуса или стоянку такси (в зависимости от состояния кошелька на данный момент).

Попутчик, крепко пожав ему руку, пошёл к выходу. Все пошли. Один Юрий Николаевич оставался на месте. Подошёл проводник и сказал

-Не беспокойтесь, сейчас за Вами придут.

Вагон быстро опустел.

-Здрасте! Где больной?!- Послышался весёлый женский голос. Юрий Николаевич поднялся и пошёл навстречу.

-Батюшки! Ну и больной! Какого борова привезли!

По тёмным очкам она определила, что он незрячий, схватила его под

руку и стала подталкивать.

— Позвольте, я возьму Вас под руку: Так будет удобней,- попросил он. Но она не стала слушать и поняла только то, что он в чём-то не согласен с ней.

— Глянь-ка на него: Жених нашёлся! Шагай!- Снова подтолкнула его женщина.

Юрий Николаевич знал, что так и свалиться недолго, и стал доставать из портфеля складную трость, которую убрал, чтобы пока не мешала и чтобы одна рука была свободна.

-Ну чего ты там шаришься? Пошли уже!- Заторопила она как-то по-родственному.

Когда они выбрались из вагона, он ощутил, что его спутница была очень маленькой и очень круглой, и идти рядом с ней ему, высокому и дородному, было непросто. Он должен шагать вприсядку, чтобы приноровиться к её росту и быстрой семенящей походке. Он попытался положить свою руку на её плечо, но она тут же сбросила её и сама повисла на его руке со словами:

-Ещё чего! Шагай уже!

«Она решила, что я с ней заигрываю»,- подумал он.

Они остановились. Вдруг она ловко повернула его  и, ткнув в живот кулачком, приказала:

-Садись!

Он стал осторожно приседать, приседал всё ниже, но никакой опоры не находил… Резко выпрямился. Что делать? Руками не проверишь, потому что обе заняты. Ноги Юрия Николаевича тоже ничего не обнаружили почему-то.

Решив, что он не только не видит, но ещё и не слышит, спутница подпрыгнула и громко крикнула:

-Тебе говорю, дундук! Садись… — И снова ткнула его в живот. Он недоумённо улыбнулся: Почему-то никак не мог на неё рассердиться, и подумал: «Не на асфальт же она пытается меня усадить… Надо присесть ниже, и всё будет в порядке…»

Он действительно на сей раз куда-то приземлился, а она, подпинывая его ноги, как мяч, проворчала:

— Костыли-то свои подбери! И дубину свою спрячь!- Сказала она сурово, хватая за трость.

Внезапно то, на чём он сидел, мягко покачнулось и тронулось с места, слегка поскрипывая. Он сообразил, что его повезли на тележке, и пришёл в ужас. Вокруг столько людей… Они же все смотрят и, наверное, не меньше ужасаются

Юрий Николаевич опустил ноги и стал тормозить.

— Ты чего?!- Закричала она рассерженно и с силой ткнула кулачком в его спину. Потом, обойдя тележку,  сорвала с его головы шляпу, сунула ему в руки и визгливо скомандовала:

-Держи! Не то ветер унесёт! Да сиди у меня!

» Да, видать,  ещё и с ветерком решила прокатить»,- подумал он

и, всё же не теряя надежды, решил объясниться…

— Понимаете, я хочу…

-Хочешь-хочешь! Все хочут!- Подытожила она, перебивая его, и покатила дальше злосчастную тележку.

Как же быть? Он был подавлен, удручён. Снова в отчаянии представил: Маленькая женщина-шарик толкает тележку, на которой восседает он… Огромный, как шкаф! Юрий Николаевич снова опустил ноги и стал тормозить. Женщина снова подкатилась к его ногам:

— Ты чего фулюганишь, а?! Я, что ли, целый день тебя одного должна катать?!

— Понимаете, я могу…

— Можешь, можешь! Всё можешь…

Только успокойся,- неожиданно ласково сказала она, подоткнула полы его плаща и, схватившись за тележку, снова покатила.

«А как же рикши?»- Почему-то подумал он. И вдруг разозлился: Сколько это может продолжаться? Он опустил ноги, упёрся в асфальт и — резко поднялся.

— Ба! Дурной, что ли! Глянь ты на него!.. А ещё при шляпе…- Стала она философствовать, растягивая каждое слово.

— Так! Толкай свою тележку, а я могу идти рядом и держаться за неё,- решительно заявил он.

— Ах ты, козёл вонючий! Ты ещё командовать!.. Я на службе нахожусь и не собираюсь таскать порожние коляски! Быстро садись!- Она опять повелительно ткнула его в живот.

— Пошла к чёрту вместе со своей тележкой!- Неожиданно для себя заорал Юрий Николаевич, повернулся и зашагал по ходу тележки, ощупывая перед собой дорогу тростью.

Его подхватила толпа и вскоре сбила с курса, но оказавшийся рядом молодой человек вызвался проводить до стоянки.

Он сидел в редакции, а секретарша Таня, разливая чай, заботливо и мило спрашивала:

— Как добрались, Юрий Николаевич?

— Спасибо, Танечка, всё нормально, не считая мелочей,- ответил он и смущённо рассмеялся.

Судьбы и судьи.Не считая мелочей: 1 комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *