Соколов Анатолий и его стихи

Дорогие читатели, позвольте мне предложить вашему вниманию знакомство с незрячим поэтом, который живёт в городе Воронеже. Я рассказала о нём в кратком предисловии к первому сборнику автора. Это – Анатолий Егорович Соколов.. А ещё, мы заглянем с вами в его творческую лабораторию и попытаемся представить себе, как и чем живёт этот далеко не обычный, тотально слепой, но духовно прозревший, человек. Чтобы не была наша беседа беспредметной, и для более близкого знакомства, вместе почитаем его стихи. Юбилей (К 40-летию предприятия. 2003 год)

Опять прошёл ту проходную,
Где в прошлом сотни раз ходил…
Теперь веду я жизнь иную,
Но прежних лет я не забыл.
Всё вспоминаю, как работал,
Не только днём, и по ночам,
Теперь свободен, словно сокол,
Но затаскали по врачам
Давай им справку, ту и эту,
Доказывай, что ты слепой
Пройдя по разным кабинетам
Без задних ног бредёшь домой.
От этой власти лишь напасти!
Хоть телевизор не включай…
Там каждый день такие страсти, —
Кондрашка хватит невзначай
То тут убили, там взорвали,
И дым столбом на двадцать миль,
То курсы доллара упали,
Поднять те курсы нету сил
Ну а вопросы соц защиты, —
Вот где, казалось, благодать…
Но лишь защиты не ищи ты,
Там ловко могут нападать.
Опять запрос по тем же справкам,
И снова, чтобы доказать…
Спешишь по ямкам и канавкам
Те справки точно в срок подать.
Нет, не хочу ни в чём я фальши,
Перед чинами не дрожу,
А что со мной случилось дальше?
О том потом вам доложу…

2003

Моя биография

Родился я в посёлке Латном.
От нас Воронеж – двадцать вёрст.
Начало складывалось ладно,
Но вскоре жизнь пошла вразнос.
В три года потерял я зрение –
Виной тому банальный грипп…
Ласкало слух мой птичье пенье,
И раздражал тележный скрип.
Учился я, затем – работал,
Уже на пенсии шесть лет.
Но душу дьяволу не продал.
Таков словесный мой портрет.

2007

«Он свет познал в объятьях тьмы»

Так, перефразируя строчку из стихотворения Анатолия Соколова и название первого поэтического сборника этого автора, озаглавила я своё краткое предисловие.
«Я всё сказал в своих стихах», — написал Анатолий Егорович в одном стихотворении, и потому не стану подробно описывать жизненный путь поэта, поэта-самородка. Жизнь его была похожа на жизнь многих незрячих людей: Зрение потерял в детстве, после болезни, а далее, учёба в специализированном интернате, после окончания которого – работа на предприятии общества слепых в городе Воронеже. Таким образом, если человек способен что-то делать своими руками, создавать материальные блага, и получать за это вознаграждение в виде зарплаты, он, всё же, нужен своей стране, несмотря на инвалидность. Анатолий Соколов, работая на предприятии, не только выполнял автоматически определённые операции и зарабатывал на жизнь. Эмоциональный, открытый, с обострённым чувством справедливости, он вёл большую общественную работу. Зная его как человека честного и порядочного, рабочие доверяли ему, предлагали кандидатуру Соколова в различные комитеты и бюро. Так что, не до лирики было тогда нашему герою. Он активно защищал товарищей от всякого рода фальши, выходил с ходатайствами на более высокий уровень власти, если не удавалось что-то решить на месте.
Но вот наступили другие времена. А мы, как известно, — всё те же, и времена «Не выбираем». Есть люди, которые делают это за нас. Да, и за нас, за слепых, — тоже. Соколову стало неинтересно работать на предприятии, которое дышало на ладан. Просто, решил уйти на заслуженный отдых. Кроме обострённого чувства справедливости, ему свойственно ещё одно, не менее ценное в нашей жизни: Это – потрясающее чувство юмора, в чём сможет убедиться читатель, познакомившись с баснями Анатолия Егоровича.
Моя поездка в Воронеж была почти случайной, но подарила столько замечательных встреч… Об этом стоит рассказать отдельно и более подробно. Скажу лишь, что именно тогда я познакомилась с Анатолием Соколовым и с его творениями. Необычность его поэзии была и в том, что прежде, до ухода на пенсию, он о стихах даже не помышлял. Читал, конечно, очень много, как и большинство незрячих. Мало того, он был равнодушен к поэзии. Любил историю, читал исторически романы. А когда обучался в школе, с удовольствием занимался математикой.
— Стихи стал писать от нечего делать, — смеясь, отвечает на мои вопросы Анатолий. Так-то оно так, но его начали приглашать выступить по радио, на телевидении, С удовольствием брали стихи в местную печать. Вскоре образовалась своя аудитория, которая с восторгом принимала не только чтение автора, но и песни, и романсы, написанные на его стихи. Творчество Анатолия Соколова заинтересовало и профессиональных актёров. И вот уже стихотворения и басни зазвучали в чтении таких мастеров слова, как Вячеслав Амелькин. Они подружились, и теперь нередко вместе выступали на площадках Воронежа, и даже выезжали в другие города. Здесь Вячеслав Михайлович оказывался не только в роли актёра и друга, но и в роли опытного сопровождающего для незрячего поэта.
И всё-таки, что же положило начало такой популярности? Кто стал первооткрывателем таланта своего земляка? Я долго не решалась задавать такие вопросы. А однажды решилась, и вот что ответил Соколов, говоря абсолютно серьёзно:
— Обрести веру в себя, в свои творческие силы и возможности, рассказать о нас, показать лучшее в нас, в незрячих людях обществу, — это могут и должны делать наши специализированные библиотеки для слепых. Что касается общества слепых, особенно на данном этапе, связанном с периодом распада (понятно же, что я имею в виду), интеллект незрячих не только не интересует, но даже раздражает кое-кого из тех, кто должен думать о нас. Они рассуждают примерно так: А чем он (или она) лучше нас?
И в самом деле, трудно не согласиться с ним.
Первая моя творческая встрече в Воронеже прошла в специализированной библиотеке для слепых имени В.Г. Короленко. Доброжелательность всех сотрудников, читателей, и не только незрячих, радушный приём присутствующих сделали ту встречу незабываемой. Мне подарили сборники стихов незрячих поэтов, изданные благодаря библиотеке. Были в них и стихи нашего автора. И, правда, с библиотекой воронежским слепым очень повезло. Её сотрудники с восторгом говорили о своих талантливых читателях, при этом свободно цитируя их творчество.
А директор библиотеки, Милена Анатольевна Бережная, говорила, провожая меня и разом отвечая на все мои вопросы:
— Если мы не сможем или не пожелаем взять на себя ответственность за духовность, духовный рост наших читателей, не приложим усилий для того, чтобы изменить отношение здоровых людей к людям с ограниченными возможностями, то о какой реабилитационной работе спецбиблиотек может идти речь? Мы обязаны помочь каждому читателю почувствовать себя востребованным, необходимым, а главное, — равным и равноправным гражданином нашего общества. Если даже это звучит несколько высокопарно, Скажу проще: В нашей работе требуется одно: Оставаться человеком в любой ситуации и понимать, когда ты можешь помочь, можешь быть полезным.
Вот и я, после разговора с Миленой Анатольевной, подумала: Чем можно пополнить такую «копилку» добрых дел? Как поддержать душевные порывы и тех, и других, то есть, творческих людей, которые могут стать изгоями в жестоком мире, и тех, кто болеет за нас, за незрячих, всей душой? Тогда-то и решила: Нужно сделать так, чтобы имя Анатолия Соколова стало известно и доступно не только его землякам. Может быть, читая его стихи, кто-то задумается над своей жизнью, кто-то обретёт веру в свои силы, а кто-то вдруг поймёт, ощутит всем своим существом простую истину, что ни хлебом единым жив человек.
У меня на столе лежали тетради, присланные Анатолием, в которые автор переписал по брайлю свои творения. Моя же задача состояла теперь в том, чтобы отобрать наиболее приемлемое, как-то систематизировать и, главное, — напечатать на компьютере… Пообещала Анатолию, что не буду редактировать, потому что не хочу «причёсывать» написанное. Есть желание сохранить то, что представляется самобытным, сохранить поэтические находки автора, которые могут исчезнуть при профессиональном взгляде.
Верно, что скоро сказка сказывается… Сбои в компьютере, отсутствие зрячего помощника (за квалифицированную помощь, разумеется, надо человеку платить), вторжение в повседневную жизнь разных нерегулируемых обстоятельств, и прочее и прочее, — Всё это затягивало работу над сборником. Что бы он ни говорил, я понимала, — ждёт…
Мы звонили друг другу, что-то согласовывали. Иногда мои объяснения походили на попытку оправдаться, извиниться за то, что так медленно продвигается дело. Но он и без того всё понимал. Понимал, что не всё от меня зависит. Теперь я искренне радуюсь тому, что удалось-таки благополучно завершить работу над сборником и, таким образом, внести свою скромную лепту в ту самую «копилку», о которой уже упоминала. Звоню, чтобы сообщить, чтобы порадовать автора… В трубке что-то шумит. Спрашиваю:
-Ты в транспорте? Куда путь держишь?
— Угадай, — говорит он.
Да что уж тут гадать? Конечно же, в библиотеку.
— Знаешь, а спрашиваешь! У меня, известно, — одна дорожка! – Говорит он, перекрикивая шум мотора.

Роза Ахтямова, член Союза Журналистов РФ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *