Подготовка к Новому Году

Подготовка к Новому Году

Мой костюм не отличался оригинальностью. Он назывался «Ночь». Я вырезала звездочки из золотистой бумаги и нашивала их на свое изрядно поношенное темно-синие платье, а самые маленькие из них наклеивала на свои старые туфли. Еще нужна была корона, на которую тоже полагалось наклеивать звездочки и полумесяц. Все это делалось без малейшего вдохновения: как всегда, я должна была провести весь вечер с Вадимом, танцевать с ним под укоризненными взглядами твоих друзей и страдать оттого, что мы не можем быть вместе, вместе веселиться, по-доброму разыгрывать друг друга и быть в разговоре…

Звездочек понадобилось много, и постепенно почти весь класс включился в работу. Помогали и малыши, которые всегда испытывали ко мне привязанность. Да и я их всегда любила и заботилась: стирала им носовые платки, штанишки, заплетала девочкам косы и наряжала их. Казалось, дети помогали мне преодолеть непреодолимое.

Ты почти никогда не упускал случая, не мог удержаться от реплик в мой адрес, а я, главным образом, отмалчивалась, чтобы не причинить боль Вадиму. Но иногда всё же, не отказывала себе в удовольствии попикироваться с тобой, даже радовалась при этом.

— Кира поработила весь остров. Боже, что с нами будет?! Правда, я один, кажется, оказался не у дел! Кира, у тебя на сегодня нет недостатка в пажах и прислужниках? Ах, как бы я хотел тебе услужить! Или, хотя бы быть твоим платочком!- ты притворно вздыхал, а класс замирал в ожидании.

— Имеется вакансия, Крутов! Мне требуется шут!- отчетливо произнесла я в полной тишине. Вадим сразу как-то весь съежился. Он не желал, чтобы я с тобой говорила, чтобы отвечала тебе. Но на сей раз меня уже невозможно было остановить.

— Ах, милостивая государыня, я готов! Мне бы только услужить Вам, в любом качестве! Ведь я ни с кем не связан узами любви и дружбы, а поэтому свободен и рад служить день и ночь, ночь и день! Буду Вас развлекать, и, может быть, стану заслуженным шутом республики!

И вдруг, молчун — Ваня Якубов — сипло и монотонно изрек:
— Потом, Крутов, тебе, как тому шуту в песне, отрубят башку!

Кто-то сдержанно засмеялся. А когда захохотал ты, все присутствующие также не удержались. Перекрывая общий хохот, ты сказал:
— А ведь ты, Ваня, выручил Киру! Она же не знала, кем меня заменить! Ай да Ваня! Молодец!
— Что ты, Крутов, Кира меня не возьмет и не полюбит,- совершенно серьезно и грустно ответил Ваня.

А потом ты заговорил, довольно громко, но очень задумчиво и вовсе не с Ваней:
— Да… конечно, конечно… Ведь Кира ужасно разборчива…    Она может взять и даже полюбить, но из чувства жалости. Такая до-о-б-рая девочка. Хотя почему-то не ко всем. Видимо, только к жалким.

Мне показалось, что все понимают, догадываются, о чем ты говоришь и даже о чем думаешь. Мое желание пикироваться дальше погасло и возникло чувство неловкости. Я решила попытаться отвлечь внимание от наших персон: вежливо и бодро попросила?
— Дайте, пожалуйста, кто-нибудь списать алгебру!

Предупредительный Вадим мгновенно отреагировал:
— Я положил решение в твою тетрадь.

Его слова слышали все. И ты тоже. И снова последнее слово было за тобой. Ты произнес, не называя его по имени и с откровенной горечью:
— Профессионал!
Он взглянул на меня и… успокоился.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *