Первое стихотворение Ахтямовой

Первое стихотворение запомнилось на всю жизнь. Об этом рассказывает сама Роза Захаровна.
Первое стихотворение, или С чего начинается творчество.

Нашему классу повезло. Ну, скорее всего, — не абсолютно. Да так и не бывает, чтобы повезло очень. С первого по четвёртый класс, может, даже по пятый включительно, — работала с нами одна воспитательница – малограмотная и добрая женщина. Пожалуй, к детям, чьи родители её как-то одаривали, она была ещё добрей. Другие дети это всегда чувствуют. И всё же, в условиях интерната основная миссия воспитателя, по возможности, заменить ребёнку его маму. Особенно в начальных классах. Прасковья Васильевна как-то с этим справлялась, хотя не знала не только никаких методик, разных там  приёмов психологических, а даже слов таких не слышала. Был у неё и свой сын, которого она иногда приводила к нам, и он играл с нашими мальчишками, боролся с ними, что-нибудь рассказывал. Опережая непременный вопрос от читателей, объясняю: Сын Прасковьи Васильевны был обычный, зрячий пацан.

Когда она болела, или болел её сын, к нам являлись другие воспитатели, потому что класс наш по нынешним меркам оказывался огромным для специализированной школы – 15-16 учеников.  Воспитателей не хватало. Иногда приходили дамы со стороны. Они тоже методик не знали. Да это – не беда. Не очень-то желали знать нас, незрячих детей. Прасковья Васильевна старалась не кричать, всех называла по имени. Хулигану, конечно, могла дать по шее, но чаще доставалось тем, кто пытался обидеть наших.

Мои родители одаривать были не в состоянии: Семья большая, а работал только папа. Нет, однажды всё-таки случилось, хотя я в этом усматриваю, скорее, благодарность мамы, что ли? Она купила две красивые шкатулки, положила в них шоколадные конфеты и приказала передать учительнице Дине Петровне и нашей воспитательнице. Ох, велико было искушение! Бог с ними, со шкатулками, а вот конфеты, да ещё шоколадные… Да что уж там! Взяла я по одной из каждой шкатулки. Кто же знает, сколько конфет мама положила? А мне сладости не хватало всю жизнь. В общем, передала эти несчастные шкатулки, на которые и внимания не обратили. Интересно, за что мама хотела отблагодарить? Теперь уж не узнать. В 2010 году в возрасте 97 лет она ушла из жизни. Думаю, тогда её радовало то, что я становилась всё более послушной. Приезжая на каникулы, помогала управляться с малышами. Из-за моей учёбы мама не переживала. И даже не потому, что я получала похвальные грамоты. Сама ведь она тоже была неграмотной, но от природы, как теперь я понимаю, очень одарённой. Её речь была образной. Она сыпала пословицами и поговорками. Но вернусь к тем, кто призван был заменить мне маму, пока я находилась в школе-интернате.

После уроков (это было в первом классе) учительница сообщила нам, что Прасковья Васильевна заболела. К нам придёт воспитательница из другой школы, которую мы должны слушаться. Я была впечатлительным ребёнком, а, может, как сказали бы взрослые, — консервативным. Каждый раз испытывала стресс, когда являлись новые учителя или воспитатели. И вот, после обеда в наш класс вошла высокая, надушенная дама. Она почему-то стала кричать на самого тихого и безобидного мальчика:

— Что ты сидишь тут?!

Он не ответил. Она продолжала задавать подобные вопросы, но уже другим ребятам, не понижая голоса. Да и голос у неё был неприятный, дребезжащий. Тогда я ещё немного видела, и всё пыталась рассмотреть её поближе, но подойти близко не решалась. Ольга Николаевна выкрикивала нас по фамилиям, делала какие-то замечания, кого-то из ребят назвала пылу гнева уродом. Вскоре страх мой прошёл, и я стала просто думать о ней, пытаясь представить её дома, в семье. Пыталась представить детей этого человека. Подумала, что болеет не Прасковья Васильевна, а она. Подумала про конфеты, которых ей, как и мне, наверное, всегда не хватает. Почему-то вспомнила о том, что, когда лает собачка, ей надо что-нибудь дать погрызть… И тут неожиданно для себя, я подошла к временной воспитательнице и сказала:

— А я стишок сочинила.

Ольга Николаевна тоже повела себя несколько неожиданно. Не меняя тона, она сказала:

-Так! А ну замолчали все! Иди сюда, становись на табуретку и рассказывай громко, с выражением, как на уроке!

Я встала на табуретку и проорала во всё горло свой шедевр:

— Поскорее дайте каши

Воспитательнице нашей,

Чтоб на нас не лаяла

Ольга Николаевна!!

Боже, зачем я, глупая, это сделала? В то время и в классе, и в школе я была самой маленькой и по росту и по возрасту.

На целые сутки (это было перед выходным днём) меня поставили в угол. И не просто в угол, а в угол лицом, лишили еды – тоже на сутки. Наша временная воспитательница дежурила ночью и часто заглядывала в класс, где я обречённо стояла, время от времени    сползая на пол. Она подходила ко мне, слегка поддавала своей ножкой под мой зад и приказывала:

— Встать!

Вам, дорогой читатель, это ничего не напоминает? Одноклассники пытались меня втихаря покормить. Один мальчик даже принёс с обеда свою котлету. Но я гордо говорила в мой угол:

— Мне нельзя! Я – наказана!

Замолчала на годы. Ни один год гнала от себя порывы вдохновения. И только в пятом или в шестом классе что-то сочинила, про природу, кажется. Показала учительнице по литературе. Вместо комментария, она задала странный вопрос:

— Ты что, Пушкин, что ли?

Мне стало стыдно. Тогда я не знала, что наша замечательная учительница была на самом-то деле специалистом по русскому языку. Видимо, больше всего он-то, мой язык, и смутил её. Но ведь уже тогда у меня была два языка (русский и татарский), потому могли быть некоторые сложности. Как бы то ни было, но вплоть до девятого класса я обнародовала свои опусы очень осторожно. В девятый класс попала в другую школу, где был литературный кружок, которым руководил молодой, и уже известный поэт. Но «каша» та навсегда осталась в детской памяти. Оказывается, не только говорить, но и писать не стоит то, о чём думаешь… Да-да! Надо это помнить. Правда, сама я об этом часто забываю, впрочем, как и многие. А ведь скольких неприятностей можно было избежать, правда?

Роза Ахтямова

P.S. Первое стихотворение выделено жирным красным шрифтом

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *