Остров любви.Света и Стас

Света и Стас

Говорили, что Света и Стас дружат с пятого или даже с четвертого класса. Они сидели за одной партой. Ссорились редко и, не вынося ссор из избы, то есть за пределы парты. И мирились тоже скоро. На перемирие всегда шла первой Света, делая это незаметно, тонко, использую сугубо женские уловки и ухищрения. Будучи абсолютно уверена в своей правоте, она просила у него что-то вроде прощения и выпрашивала улыбку, и он улыбался. Что же ему еще оставалось? Она взглядом своим, голосом и движениями будто говорила: «конечно, я ничуть не виновата, и мы оба об этом достаточно осведомлены. Но мне ничего  не стоит попросить у тебя прощения, потому что тебе так нравится, потому что тебе приятно ».

Во время примирения Стас вел себя немного по-детски, надувался и шмыгал носом, совсем, как второклашка, получивший тройку вместо ожидаемой пятерки. Вообще-то, он был предупредительным, заботливым и относился к Свете трогательно-нежно.

Они были удобны друг для друга, как бывают удобны башмаки. Они ощутили это удобство сразу и сразу же, очевидно, решили не терять друг друга. После школы поженились и теперь уже законно оказались на одной фамилии. Но, а в школе эта очаровательная пара была одной из тех, чьи фамилии учителя нередко путали, особенно новые. И эта путаница давно перестала смешить и даже не вызывала улыбок. Видно, к путанице тоже можно привыкнуть.

Был ли еще кто-нибудь интересен для каждого из них — этого никто не знал. Но по школе ходила (ходила очень осторожно) легенда о том, что предшествовало их дружбе.

Отец светы занимал высокий пост. Она была единственной дочерью. Наблюдая за ней, можно было легко заметить, что Света выросла в хорошей семье и получила приличное воспитание. Позже мне довелось встретиться с ее родителями, и мои предположения подтвердились. В школе Света одевалась неброско, но дорого и элегантно, что, вполне естественно, ее отличало от остальных девочек.

Для девятиклассницы она казалась неожиданно женственной и женственно-мягкой, уступчивой. Но, пожалуй, в большей мере все-таки казалось.

А смысл легенды заключался в том, что Стас, будучи учеником пятого или даже четвертого класса, написал Свете записку, в которой предлагал ей свою дружбу и тут же, как бы, между прочим, интересовался, где и кем работает ее папаша. О его зарплате Стас, очевидно, догадывался.

Стас, выросший в многодетной и, вероятно, в не очень состоятельной семье, был не только довольно смекалистым парнем, но и умел скрывать свою смекалистость, прикидываясь простодушным, если того требовали обстоятельства. Он учился отлично, получал четверки, а чаще — пятерки, как и Света, но его знания были поверхностны. И уже тогда, в девятом классе, он больше напоминал какого-нибудь мужа, даже мужика, или папашу, или, на худой конец, старшего брата.

Они тепло и ровно относились не только друг к другу, но и ко всем остальным, и все же, держались обособленно, как-то по-семейному, и уже никто не сомневался в их совместном будущем.

И все-таки, возможно, что такая записка была. Интересно, как ответила ему Света? Или они еще тогда поняли больше, чем понимают дети в таком возрасте?

Несмотря на всё их внешние благополучия, я не завидовала им никакой завистью и ни на минуту не могла представить себя в роли Светы. Правда, и со мной у них (или у меня с ними) складывались вполне нормальные, ровные отношения.

И вот, когда я, дрожа от холода, в своем маскарадном костюме, даже не сняв короны, боясь каждую секунду упасть, потому что каблуки мои то угрожающе скользили, то проваливались в снег, когда я, обжигаемая морозным ветром, спешила в музыкальную комнату, следую твоему приглашению, мне навстречу, чинно прогуливаясь, шли наши одноклассники, наши «голуби». Они о чём-то мило болтали, и Света смеялась, как всегда, тихо и ласково.

— Ой, Кира, ты же простудишься!- воскликнула она и распахнула шубу, обдав меня теплом и запахом женского тела. Я попыталась увернуться, но, то же самое,  уже со спины, сделал Стас, распахнув свое пальто. Итак, я оказалась между ними и, согреваемая их теплом, готовая разомлеть, но, опомнившись, стала их энергично расталкивать:

— Я должна идти! Меня ждут! Да отпустите же, в конце концов!

Они, ничего не понимая, стали весело смеяться, обнимая друг друга через меня. Наконец, мне удалось отпихнуть Стаса, и я стала выбираться из шубных объятий Светы.

— Кирочка, подожди! Ну, куда же ты?! Что-нибудь случилось?- заботливо спрашивала она, не отпуская меня.

— Мне нужно срочно идти!- уже закричала я отчаянно, оттолкнув и Свету. А она, стянув с себя огромный пуховой платок, казалось, хотела запеленать в него моё продрогшее тело. В это же время Стас поспешил замотать ее в свой шарф!

— Да отстаньте же вы от меня! Мне тепло!- кричала я, а ветер относил мой голос в сторону и трепал платок, будто играл в какую-то издевательскую игру.

— Чудачка! Простудишься, Кира!- услышала я вслед счастливый голос и смех Светы.

Роза Ахтямова

Остров любви.Света и Стас: 1 комментарий

  1. Я просто влюбилась в эту книгу и с нетерпением жду продолжения.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *