Маленькая страна дневник

24 марта

Саратов. Школа опустела, хотя и не все дети уехали на каникулы. Рулана Александровна сама готовит и завтраки, и обеды, и ужины. Жарит любимую всеми детьми и во все времена картошку. Малыши уплетают и просят добавки. Я заметила, что обычно дети, которых не забирают на каникулы, особенно те, кого и забрать-то некому, очень меняются:

становятся плаксивыми, капризничают и вредничают. Воспитатели относятся с пониманием, играют с ними, вытаскивают на прогулки, стараются свозить в театр, приносят из дома угощения и игрушки. Или же, просто-напросто забирают к себе — в гости.
А Рулана Александровна сочиняет какие-то «домашние» блюда, заваривает вкусный ароматный чай.

24 апреля

Случайно узнаю, что Людмила Александровна Шкуринская — страстная театралка. И не только сама часто посещает театры, но
постоянно хлопочет о том, чтобы дети могли посмотреть интересный спектакль. Не просто интересный, а именно тот, который сделает их более мудрыми и добрыми. Её ученики пишут удивительные рецензии и отзывы о
своих впечатлениях. Поражаешься, читая работы Юли, Эльмиры, Жени.

Они находят нужные слова, и ты видишь, как тонко и глубоко
чувствуют то, о чём пишут. Людмила Александровна была лично знакома со
многими актёрами, часто приглашала их в школу. Я давно поняла, что одним
из любимых спектаклей у детей был «Сотворившая чудо».

Вполне естественно:речь идёт о судьбе слепоглухой девочки — Элен Келлер. Знаменитую писательницу нередко сравнивают у нас с Ольгой Ивановной Скороходовой. Мне очень хотелось сходить на эту постановку, но всё время что-то мешало. Просто не хватало времени. А дети… Боже, они были готовы смотреть его каждый день.
Так захватывала их эта вещь. И вот в очередной раз собирается группа Людмилы Александровны и Полины Павловны Филатовой на «Сотворившую чудо».

Берут и из других классов. Срочно договариваюсь. Договариваться приходится за двоих, так как меня сразу атакует Саня Галкин: желает со мной в театр — и всё тут. Правда, и сегодня в школе праздник сатиры и юмора. После праздника — дискотека, и потому девочки постарше в раздумии: надо выбирать. Выбирают театр.

Решаю и я: полпраздника присутствую в школе, а потом ухожу, да ещё Саньку увожу.
Долго ждём транспорт, добираемся долго. Опять вспоминаю нашу школу на Вольской, откуда рукой подать до всех культурных учреждений и — до Волги…
На подходе к театру слышу, как в ларьках громыхает одуряющая музыка. Не хочется её слышать и думать о её неуместности. Одно желание — сохранить ощущение приближающегося чуда и долгожданной встречи с теми,
кто способен его сотворить.

«Пахнет пылью, скипидаром, белилами,
издали доносятся овации,
балкончик с шаткими перилами…»
Неужели всё это уже было, и было так давно?

Зал полон, но дети всё идут и идут, в сопровождении взрослых.
Пытаюсь представить, что же будет происходить на сцене? Маленькая слепоглухая девочка… Вероятно, два-три эпизода, причём, незначительных. Ведь девочка не слышит, не говорит и не видит. Нет, моё воображение слишком слабо: не могу представить. Почти жалею о своём посещении, считая его напрасным. Во-первых, не похоже, что этот галдёж, дикий гвалт когда-нибудь прекратится. Во-вторых…

Такой спектакль, вероятно, возможно только смотреть, и что я могу услышать? Как понять то, что будет происходить на сцене? Конечно, рядом Татьяна Тимофеевна, с умением растолковать и с ангельским терпением.

Тишина наступила внезапно. Мгновенно прекратились разговоры, шуршания бумажками… И вот первые нечленораздельные, бессмысленные звуки, исторгаемые слепоглухой девочкой. Но нет, не так уж эти звуки бессмысленны: это — каприз, нетерпимость, растерянность, отчаяние, непонимание и неприятие того мира, в котором оказывается волею судьбы маленькая героиня. Мир – это всего лишь клетка, и девочка бьётся в ней, словно пойманная птица. И зритель уже готов забыть о театре, захваченный роковым началом спектакля.

— Что это с ней?- Спрашивает за моей спиной громкий мальчишечий голос. И вопрос маленького зрячего зрителя возвращает меня в реальность. Тут же отвечает другой мальчишечий голос:- Она же дурная! Ты не понял, что ли?!

Ребята весело смеются. Боже правый! Неужели так и будет до конца спектакля? Значит, им непонятно и неинтересно. Нужно обязательно в антракте пересесть… Но проходит некоторое время, всего несколько минут, и сидящие за мной озорники как громом поражённые, произносят:
— Она же немая!
— И глухая!
— И слепая!!!

Слава богу, дошло до них! А то ведь совсем уже решила: пересяду к нашим детям, возьму кого-нибудь на колени. Не очень удобно, зато…
И всё же, в антракте подошла Людмила Александровна и попросила пересесть поближе, чтобы после окончания спектакля вручить актёрам цветы. Я пересела, а относительно цветов сказала: пусть дети подарят. Так будет лучше. А мы с ней можем потом подойти, чтобы поблагодарить и попрощаться.

Можно и представиться, скажу, что я приехала из Казахстана… Казалось, подойти и попрощаться, и поблагодарить — это не проблема, особенно, если учесть, что Людмилу Александровну здесь знают. Спектакль закончился. Долго, очень долго и дружно аплодировали маленькие и взрослые зрители. Актёрам дарили цветы. Я разволновалась: вот-вот хлынут слёзы. Ведь это и моя судьба, и судьбы детишек нашей школы — в чём-то, разумеется. Лучше уж помолчать и не представляться, и не прощаться. Под несмолкающие аплодисменты что-то говорит мне Людмила Александровна и тянет меня за руку. И вот мы
на сцене. Думаю: наверное, простимся где-нибудь за кулисами, что-нибудь скажу и — по домам. Но вдруг…

Что такое?! Меня, оцепеневшую в неожиданной тишине, слегка поворачивают и — Людмила Александровна привычно поставленным голосом представляет меня залу, то есть зрителям. Создаётся впечатление, будто в зале ни души, и вот я произношу слова благодарности, называя сегодняшний спектакль праздником доброты, доброты величайшей, бесценной, человеческой.

А город, в котором есть такой театр, где талантливые актёры, играя, излучают столько доброты и света, город, в котором живут зрители, принимающие те излучения, такой город должен жить вечно, жить и процветать. Если бы этот спектакль шёл во всех городах мира, и его увидели бы другие дети, можно было бы не сомневаться в их счастливом будущем, потому что оно, будущее, должно строиться на понимании, доброте, любви и милосердии людей. Так я думала и думаю теперь. Примерно такие слова произнесла я в тот памятный вечер на сцене театра Юного зрителя в дорогом сердцу Саратове.

В ответ услышала шквал аплодисментов, отчего почувствовала себя неловко,будто выступила в главной роли… Конечно же, в главной роли, в роли Элен Келлер, была заслуженная артистка РФ, восхитительно талантливая Нина Пантелеева. Мой низкий поклон и признательность ей и всем актёрам — участникам этой постановки.

Наших детей, сидевших в зале во время моего выступления, распирала
гордость, и они уже успели похвастать зрителям, оказавшимся рядом: я выпускница их, то есть нашей школы, нахожусь сейчас в школе и пишу книгу. По секрету мне сообщили, что больше всех гордился Санька Галкин. Да и девочки
не отставали. А для меня это событие с выходом на сцену… но, кажется, я с внезапной ролью своей более или менее справилась.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *