Кто есть слепой? Часть 3

Я часто вспоминаю моих сокурсников. Чтобы не смущать их,  не стану называть ни одного имени. Помню почти всех, хотя и были они очень разными. Бесспорно, в то время они были счастливее меня, и всё же, именно ко мне большинство из них шли с какими-то неудачами, рассказывали о неприятностях, потому что я уже тогда уживалась со своей большой бедой.  И всё-таки, мне  невероятно повезло.

Почти все они были по-своему замечательны, интересны и добры, и, конечно, вряд ли кто-нибудь из них так о себе думал. Я не употребляю по отношению к ним слово «бескорыстны»,   потому что о корысти и не могло быть речи. Пять лет мы «варились в одном котле», и они принимали меня такой, какой я была. А я, благодаря их отношению ко мне, была во многом такой же, как они. Они помогали мне, не дожидаясь, когда я попрошу сама о помощи, болели во время экзаменов, много читали вслух, так как специальной литературы для филологов по брайлю тогда почти не было.

Уже на первом курсе они отмахнулись от списков очередности, которые сами же составляли и читали, когда мне это было необходимо, на часы не поглядывали. А еще: они покупали со мной одежду, шили мне к празднику наряды, часто прибегая к помощи своих родителей, приглашали на дни рождения, свадьбы и позже — на дни рождения своих детей. В свой День рождения я получала охапки цветов, их приходилось ставить в ведра. Они «тащили» меня на интересные фильмы и, несмотря на шиканья зрителей,продолжали шёпотом комментировать то, что происходит на экране.

А когда у меня родился сын, доктора грозились досрочно выписать из роддома, потому что они, возвращаясь с занятий, «торчали» под окнами и скандировали мою Фамилию. Я бережно хранила их записки, написанные в те дни, и, когда сын перечитывал мне эти бесхитростные строчки, не могла удержаться от улыбок и слёз одновременно. Думаю, никто из них не вспомнил слово «милосердие», но они творили его ежедневно, потому что без всяких мудрствований умели поставить себя на мое место, и при этом относились ко мне как к равной.

Они знакомили меня со своими родителями, родственниками, друзьями, приобщая и их, таким образом, к доброте и к участию. Да, именно такими   вы были, друзья моих студенческих лет! И пусть вас это не смущает и не шокирует, ведь не исключено, что именно тогда, в те годы вы были лучше, честнее и благороднее, чем когда-либо. А мои самые напряжённые годы, благодаря вам, стали самыми счастливыми и самыми незабываемыми.

Прошло сорок лет со времени окончания университета. Многие из вас, возможно, не помнят того, о чём я здесь пишу. Многое изменилось. Изменились ли вы? Думаю, — не очень, ведь у вас была я, и вы умели быть добрыми, не рассуждая, не принимая специальных решений. Кое-кто из вас сосредоточился на своих бедах (никто от них не застрахован), на своих неудачах, другие — на удачах. Но стали ли вы от этого равнодушней к чужой боли? Мне бы не хотелось так думать о вас, во всяком случае, о большинстве из вас. Мы все значительно отдалились друг от друга — это закономерно. Но я бываю необыкновенно счастлива, когда слышу ваши голоса по телефону, по радио, читаю ваши публикации, встречаю случайно вас или ваших друзей, родственников, когда   получаю письма и открытки. Я радуюсь и страдаю за вас. Ведь это вы, щедро поделившись со мной своей добротой и ощущением жизни,вселили в меня веру в людей, которой хватило на добрый десяток лет.

Замечу, главным образом, для читателей: Многие из них пришли ­в университет тогда со школьной скамьи. Нетрудно представить возраст этих ребят. Что же случилось? Где в наши дни можно встретить похожих молодых людей?    Неужели к таким условностям современной морали как: неприлично быть несчастным, неприлично быть одиноким, неприлично быть бедным,- о чём говорил Д. Гранин, добавилась ещё одна: неприлично быть добрым.

Некоторые мои сокурсники, уже повзрослевшие, говорили мне: «Если бы не ты…» Значит, и для них не прошла бесследно встреча со мной. Возможно, вспоминая меня, они не раз гнали от себя отчаяние, удерживались от неверных шагов.

Пригодился им, вероятно, и опыт общения со мной, во всяком случае, некоторым из них. А для тех читателей, которые его не имеют, позвольте дать несколько коротких рекомендаций. Но повторяю, это лишь для того, кто хотел бы помочь слепому человеку, но не знает, как это правильно сделать.

(Окончание следует)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *