К незримому свету, работа над книгой-2

О работе над книгой «К незримому свету»

(из опыта незрячего писателя)

Приходилось ли вам, дорогие читатели, бывать в Карелии? Впервые попала я в Петрозаводск вскоре после переезда на север. Поехала туда по заданию журнала «Школьный вестник», а это значит, — в школу для незрячих детишек. Как всегда, походила на уроки, посещала мероприятия, посмотрела, как работают разные кружки. Дети живо напомнили мне мои школьные годы. С тех пор так и дружим. Дело в том, что та поездка не была единственной. Тогда я написала очерк «…Будет Карелия сниться». Снилась. Но снилась не только школа. В первую же поездку встретилась и с читателями специализированной библиотеки для слепых. Ольга Виловна Осипова, работавшая тогда директором, позвонила в школу и пригласила на встречу с читателями. Заочно они, оказывается,  были знакомы со мной. В дальнейших поездках я уже встречалась с разными людьми, причём, не только в школе и в библиотеке. Это были незабываемые встречи, незабываемые дни. Я могу долго говорить о тех, с кем свела меня судьба. И, всё же, вернёмся к работе, о которой идёт речь в моём рассказе.

Поехала я как-то в Петрозаводск по приглашению библиотеки на всероссийскую конференцию, на которую собирались работники, в основном, спецбиблиотек. «Библиотека – территория толерантности» — это и есть тема конференции, то, о чём говорили докладчики. Они выступали. А меня не покидала мысль о том, что, как бы было замечательно, если бы в их библиотеках была такая книга, над которой я бьюсь столько времени. Сколько полезного они могли бы из неё почерпнуть и использовать в своей работе. Надо сказать, что при всей занятости Ольга Виловна даже на конференциях умудрялась уделить мне достаточно внимания, за что я всегда буду ей благодарна.

Провожая меня, она спросила:

— Ну, какие у тебя планы? Над чем сейчас работаешь?

Тут я и поведала ей обо всём, что касалось моих рукописей в трёх томах. Ольга Виловна – человек чуткий, потому и почувствовала горечь в моих откровениях. Некоторое время мы обе молчали. Молчание показалось мне неловким, и я заговорила о чём-то другом. Но она перебила меня почти сразу:

— Три тома, конечно, мы вряд ли осилим. Но книга такая, действительно, нужна. Нужна она и преподавателям, и студентам. А уж как нужна нам, библиотечным работникам! Что же делать? Послушай, давай попробуем у нас издать, хотя бы первый том. Присылай рукопись. Попробую решить этот вопрос с министерством. Думаю, нас поймут и, возможно, поддержат.

— А это удобно? Ведь я не являюсь жителем Карелии, — с сомнением сказала я.

— Ты знаешь, что я не люблю обещать того, что не могу сделать. Говорю: Попытаюсь.

На этом мы и расстались.

Я не решалась отослать рукопись без её звонка. И вот звонок:

— Срочно высылай! Будем работать!

— Ну, Оля, в рукописи, наверняка, есть ошибки, — решила я предупредить.

— А телефон для чего? Будем связываться, уточнять… Не волнуйся, лучше поспеши, пока мы не передумали! – Смеясь, проговорила она.

Итак, рукопись первого тома отправилась в Петрозаводск. Об ошибках я думала. Откуда сомнения? Вы же помните, мои любезные читатели, что печаталось всё это ещё на машинке «Ятрань», то есть, не только вслепую, но и «вглухую», так как машинка – не компьютер, на котором имеется синтезатор речи, позволяющий слепому пользователю кое-что прослушать.

Ольга Виловна говорила, что тираж книги будет ничтожно мал. Ничего не поделаешь. Такова возможность библиотеки. И, всё-таки, — какая-то возможность, — при желании.

Звонили мне часто, потому что и вопросов было немало. А через некоторое время пришла посылка с книгами. Сколько было радости! Один экземпляр тотчас же отослала в РГБС (Москва). После стала думать, кому нужнее всего такая книга? Отправила в ближайшие библиотеки, которые после конференций поддерживали со мной связь, в некоторые вузы, где работали мои друзья. Оставила себе один экземпляр. Какие-то библиотеки ответили. Благодарили. Писали, что уже познакомили с первым томом своих читателей и используют в работе. Писали, что прежде не хватало именно такого материала. В журналах тоже стало кое-что появляться, но источник не указывался. Видимо, не считали нужным ссылаться на составителя. Ну да ладно… Бог им судья.

Получала отзывы и от учёных. Один отзыв рассмешил меня до слёз. Это была благодарность коллективу составителей, проделавшему огромную работу.  Согласитесь, лестный отзыв, да?

Спустя некоторое время, я узнала, что тот же первый том получил вторую жизнь. Адрес был прежний. Осуществилась моя давняя мечта. Книга стала доступна незрячим читателям, пусть даже только проживающим в Карелии. Библиотека имеет небольшую студию звукозаписи, где уже был записан мой поэтический сборник «Через окно воспоминаний» и диск с моими песнями и романсами, то есть на мои стихи и поэтические переводы. И вот теперь «К незримому свету». Прочитала эту книгу актриса Лидия Побединская. О таком прочтении я не смела и мечтать. Голос актрисы, дикция, интонация, акценты, — всё звучит так, как я и слышала для себя. Мы познакомились. Лидия Побединская очаровала меня сразу. Забегая вперёд, скажу: И ещё одну книгу, связанную со мной, озвучила актриса. Это – «Судьбы своей судья». Побывала я и на презентации. Книгу «К незримому свету», как и все остальные, конечно, записала библиотека для своих читателей. Диск, подаренный мне лично, я, вернувшись домой, скопировала и отправила в библиотеки. Отправить во все спецбиблиотеки было не по карману, о чём я уже писала. Кстати, когда записывали романсы, мне удалось в свободное время обнаружить немало сборников незрячих поэтов Карелии, которые были изданы или записаны на диски в библиотеке. Не случайно эти авторы не раз были лауреатами премии «Филантроп», участвовали в различных конкурсах, достойно представляя своё творчество.

А на свой юбилей я получила подарок из Санкт-Петербурга, где тот же самый первый том был издан по брайлю. Третью жизнь обрела книга тоже в библиотеке для слепых, но уже в Питере. И это было ещё одно радостное событие в моей жизни. С огромной благодарностью приняла я брайлевский вариант, позволивший собственноручно прочитать то, на что потрачены годы. Тем временем библиотека в Петрозаводске  тоже напечатала по брайлю и прислала мне первую часть, в которую, как вы помните, вошли стихи русских и зарубежных поэтов. Можно сказать, что и четвёртая жизнь, хотя и короткая, была у книги.

А что будет с рукописями второго и третьего тома, сказать не могу. Не знаю. А тем людям, о которых рассказала, говорю великое спасибо и низкий поклон.

(Окончание следует)

К незримому свету, работа над книгой-2: 1 комментарий

  1. «К незримому слову» — это что эссе? Уважаемая Роза, восхищаюсь вашим словом простым и ясным. И больше всего мужеством жить. Желаю творческих успех, удачи во всем. Асия Турашкызы.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *