Племянница профессора

Племянница профессора

К тому времени, когда мне разрешили вставать и прогуливаться по коридору, я перезнакомилась со всеми больными и персоналом.
До обеда оставалось около получаса, ко мне подошла обаятельная дама средних лет и предложила посидеть в холле.

-Вы закончили университет?- Спросила она, видимо, чтобы заговорить о чём-нибудь. Я ответила положительно.
— Только, говорят, Вы — филолог. А я — географ,- сказала она.  Мы  помолчали.

Видимо, говорить теперь была моя очередь, и я сказала то, что обычно говорю в подобных случаях: Со мной, мол, в общежитии жили студенты с геофака, я дружила с ними, даже была близкая подруга. Кажется, что-то такое я сказала.

Неожиданно женщина посмотрела прямо на меня, тепло улыбнулась и продолжила разговор: Читать далее «Племянница профессора»

Судьбы и судьи.Не считая мелочей

Не считая мелочей

Юрий Николаевич не любил поезда. Да и вечно куда-то спешил, потому и летал. Посидишь, подремлешь, лимонадик попьёшь — и вот уже оказался за тысячи километров от дома. Но с годами он понял, что спешить некуда (все с годами это понимают), и решил попутешествовать. Надо было заехать в Москву, Завести очерк в журнал, повидаться с друзьями, а потом махнуть к сестре, во Владимир. Кто знает, доведётся ли ещё встретиться. Сестра старше его, на десять лет почти.

Он был общительным и людей не сторонился, несмотря на свой физический недостаток. Юрий Николаевич, будучи уже взрослым, после болезни полностью ослеп. Так бывший инженер-конструктор переквалифицировался и стал журналистом. Он и не предполагал в себе такие способности. Просто, надо было чем-то заняться. Прежде о нём говорили, что его письма с удовольствием перечитываешь и, что так теперь никто не пишет. Читать далее «Судьбы и судьи.Не считая мелочей»

Судьбы и судьи.Подарок

 Подарок

Приближались осенние каникулы, а Сережу  Мамонтова все еще не выписывали. Его увезли в больницу в середине сентября, прямо с урока. Молодая и очень испуганная учительница математики дрожащим голосом объявила ребятам, что у Сережи случился сердечный приступ. И шестой «А» уже привык к тому, что Света Самарина сидит за партой одна, да и сама Света тоже привыкла.

Одноклассники часто навещали больного мальчика.  Сопровождала их обычно классный руководитель Ольга Николаевна, преподававшая историю. Они ходили к Сереже после уроков, а иногда отпрашивались с физкультуры, заодно, как бы, прогуливаясь. Читать далее «Судьбы и судьи.Подарок»

Судьбы и судьи.Ночной рейс

Ночной рейс

Кто-то сказал о военных, что это – единственные люди, у которых особенно развито чувство собственного достоинства, уверенность в себе, накрепко усвоенная привычка не только командовать людьми, но и отвечать за них. Именно таким  был мой московский знакомый Валентин, плюс – абсолютная пунктуальность. С внушительным букетом гладиолусов для меня и с шоколадкой для моего сына в точно назначенное время он вошел в номер гостиницы. Я заканчивала сборы. Оставалось уложить то, что укладывается в последнюю очередь: пижама, халат, домашняя обувь, зубные щетки, дорожная еда и питье (на всякий случай). Читать далее «Судьбы и судьи.Ночной рейс»

Судьбы и судьи.Предисловие

«А Я ИЗ ТЕХ…»
(некоторые соображения в связи с этой книгой)
Предисловие — обычно жанр рекламный, некий вид на литературное жительство, заверяемый каким-нибудь профессионалом, реже — широко известным писателем. Я в этом смысле опоздал, потому что у автора этой книги уже выходили сборники с честно «удостоверяющими» предисловиями поэта Олжаса Сулейменова и профессора, доктора филологических наук, АГУ им. Абая Верой Савельевой. Кроме того, право Розы Ахтямовой на литературное творчество подтвердил самый широкий читатель — учителя и ученые, школьники и студенты, люди самых разных профессий и судеб, а журналисты приняли ее в свой Союз как человека, несомненно, талантливого. Читать далее «Судьбы и судьи.Предисловие»