Библиотека для незрячих

Библиотека для незрячих

Дорогие читатели, предлагаю отрывок из своего выступления на областной конференции в городе Мурманске. Конференция проводилась в связи с очередным юбилеем региональной библиотеки для незрячих. Мне была предоставлена возможность выступить перед массовой аудиторий, состоящей, в основном, из сотрудников библиотек и разных представителей культуры нашей области. Считаю, что всё, о чём тогда говорила, не менее актуально и через пять лет. Но даже не это было главным для меня. Присутствующие в зале (это было трудно не заметить) практически не имели представления как о нас, незрячих, о наших проблемах, так и о роли специализированных библиотек для незрячих.

То есть, конечно, формальное-то представление было, но многие из них впервые видели перед собой незрячего человека, который мог разговаривать, отвечать на вопросы… К чести присутствующих должна сказать, что слушали внимательно, заинтересованно. Задавали вопросы. Потому, наверное, и регламент нарушила. Начальство не прерывало, а на часы я забыла посмотреть. Не посмотреть, конечно. Я же на них ничего не вижу. Да и вообще, не вижу. Но часы у меня брайлевские, механические, такие, какие раньше были. Бывают ещё «говорящие», Но они не совсем удобны. Нажмёшь кнопочку во время творческой встречи, и вслух произнесённое время отвлечёт внимание слушателей. Пора, мол, заканчивать. И не поймёшь, кто кого выпроваживает? Про часы, видимо, тоже не всякий знает. Но вернёмся к конференции.

Хотите знать, что изменилось с тех пор? Да, можно сказать, почти ничего. Вот скайп появился. Многие незрячие его активно используют. Передают файлы, скачивают книги и т.д. Но особенно активны те, кому не хватает общения. Ну и ещё кое-что появилось.

Да и нравы поменялись, потому что меняются времена. А, может, наоборот. Появляются замечательные проекты, что касается инвалидов. А под эти проекты потекут немалые денежки. Иногда возникает вопрос: С кем же из нас (в данном случае, я не о себе) обсуждаются такие проекты? Например, в прошлом году ко мне пришли с такой огромной бумагой… Кажется, из соцзащиты. Анкета называется. От души посмеялась. Жванецкий отдыхает, потому что никогда бы не додумался до такого. А теперь у меня ещё один вопрос (невольно возник): Где же теперь-то эти анкеты? Бумагу жаль. Сколько можно было бы книжек издать, порадовать незрячих, пусть даже начинающих, поэтов.
Роза Ахтямова

Из выступления на областной конференции (о работе специализированных библиотек для незрячих)

В 60-е, в 70-е и даже 80-е годы произведения незрячих поэтов и писателей издавались массовыми тиражами. Многим читателям (не только в России) были известны такие имена, как Эдуард Асадов, Михаил Суворов, Глеб Еремеев, Нина Яночкина, Галина Забазнова, Анна Притчина, Вера Золотарева, Ольга Скороходова, Владимир Ворошилов, Всеволод Рязанцев и другие. Издавались и многократно переиздавались работы незрячих ученых с описанием их уникальных открытий в различных областях науки. Это-физика, математика, химия, астрономия и даже баллистика.

Случалось и такое, когда написанное незрячими писателями или деятелями науки не издавалось у нас, то есть на языке оригинала, а становилось значительно позже доступным нашему читателю, но уже в переводе с других языков. Так с произведениями Василия Ерошенко мы познакомились, когда они были переведены с китайского, японского и др.

Не хуже, а, пожалуй, даже значительно лучше обстояло дело в союзных республиках и за рубежом. Происходил и некоторый обмен информацией. Так из специальных журналов можно было узнать о достижениях незрячих. Правда, читателями этих журналов, главным образом, тоже были незрячие, или, в лучшем случае, работающие в системе слепых, и, конечно же, сотрудники специальных библиотек. Живя в Алма-Ате, я получала через болгарское посольство журналы по Брайлю (на болгарском языке), шесть наименований. Они были весьма разнообразны по своей тематике и содержанию. А вот названия некоторых журналов, которые издавались у нас: «Советский школьник» (ныне «Школьный вестник» (Москва), «Жизнь слепых» (ныне «Наша жизнь» (Москва), «Призыв», «Заклик»,     «Школяр»     (Украина),     «Заря     труда»
(Казахстан), «Жизнь и труд» (Таджикистан), «В одном строю» (Узбекистан) и т.д.

Следует отметить, что даже названия журналов отражают некоторую направленность и декларативность публикуемых материалов. Тематическая направленность публикаций оправдана политикой государства того времени. (Кстати, большинство брайлевских журналов прекратили свое существование). Итак, слепой человек должен был трудиться, приносить пользу чувствовать себя востребованным, а не ощущать свою второсортность. УПП (учебно-производственные предприятия), на которых трудились слепые, выпускали качественную продукцию, которая нередко шла на экспорт. Труд рабочих оплачивался вполне достойно. Не менее важно то, что эти предприятия объединяли людей, позволяли всегда находиться в гуще событий, участвовать в культурной и общественной жизни.

А самое главное, таким образом, человек получал неоценимую роскошь-роскошь общения. Надо сказать, что положение незрячей интеллигенции было несколько иным. Незрячие самостоятельно входили в социум, самостоятельно адаптировались в нем и не всегда результат был положительным. Без всяких скидок на предлагаемые обстоятельства поступали в средние и высшие учебные заведения, а потом самостоятельно искали работу, пытаясь пробить непробиваемые стены. Начинающие писатели публиковались в специальных журналах, в основном, выполняя социальный заказ. С оптимизмом писали о «героях нашего времени», победивших тяжелый недуг.

Говоря о дальнем зарубежье, стоит отметить, что незрячие деятели литературы и искусства всегда были в более выгодном положении по сравнению с нами. Материальная и моральная независимость давала большие возможности для самореализации и популяризации их творчества. Правда, у нас такая информация была довольно скудной. Лишь в 90-е годы нам стало известно имя гениального слепого из Аргентины, вашего коллеги, дорогие друзья. Между тем, Борхеса-ученого, философа, замечательного поэта и писателя знал и давно признавал весь мир. Слепой в шестом поколении, он много лет возглавлял национальную библиотеку. Борхес относился к библиотеке очень трепетно, сравнивал ее с Вселенной. Он любил повторять, что рай представляется ему чем-то вроде библиотеки.

Скажу честно, есть чему поучиться в данном случае и нам, незрячим и его коллегам. Он призывал не бояться слепоты, принять ее как некий стиль жизни и строить свой мир, пусть даже очень хрупкий и не всегда надежный. Но именно этот мир поможет выжить в неудобном мире. В наши дни этот призыв особенно актуален. Незрячие утратили не только работу и поддержку государства, чтобы жить достойно, но и потеряли возможность общения. Даже общаться по телефону следует, поглядывая на часы. О нас вспоминают в дни «пожилого человека», в декады инвалидов и т.д. А ведь желание быть полезным, нужным, востребованным заложено в любом человеке самой природой.

Не станем лукавить, скажем честно, что не все могут найти в себе силы, чтобы бороться за свое существование. Одних одолели болезни, другие не вынесли повседневных унижений и сломались. Обойдемся без конкретных примеров, чтобы соблюдать регламент.

Итак, кое-кто интуитивно последовал совету гения и начал строить свой мир. Здесь и художество, и рукоделие, и самодеятельные ансамбли, и прочее и прочее. Многие инвалиды, чтобы избавиться от одиночества, стали доверять свои мысли и чаяния бумаге, которая, как мы знаем, всегда была терпимой и терпеливой. Доверяли и отчаяние. Можно, разумеется, назвать таких людей графоманами. Но стоит ли пугаться графоманства, от которого, по сути, никто не страдает. Графоманы не могут испортить вкус читателя, если он был. Талантливые писатели тоже не пострадают от графоманов, если был талант. Может возникнуть некоторое раздражение, но это проходит. Стоит только вспомнить, что и у писателя и у графомана одни и те же судьи. Это-читатель и время. Не стоит забывать и того, что творит только гений, а талант должен трудиться. А тот, кто мало-мальски одарен, должен пахать день и ночь, чтобы не растерять свой дар. Но в одном похожи все. Все творческие люди желали бы взглянуть на свое творение как бы со стороны. А еще, чтобы оценили его другие.

Ну а пишущий человек или тот, который пытается писать, конечно же, хотел бы подержать в руках собственную книжечку, пусть даже небольшую и изданную, на первый взгляд, смешным тиражом. Но пишущая братия нынче сами ищут спонсоров, а у инвалида своих денег нет. У кого они есть, того редко интересует, что пишут и кто пишет. К сожалению, наши специальные журналы в последнее десятилетие стали более политизированные, потому реже стали печатать незрячих поэтов. Да и объем журналов ничтожно мал. Слепому человеку искать спонсора еще сложнее. В лучшем случае, его оценят как нечто экзотическое. Для этого даже не требуется прочтение материала. Причина такого отношения и в отсутствии толерантности и в недостатке информации, а главное — низкая культура общения и бездуховность. Удары бездуховности самые болезненные, и первыми эти удары принимаем, как ни жаль, мы.

Сегодня, когда ни одна государственная структура практически не готова решать в полной мере проблемы инвалидов, не говоря уже о каждом человеке конкретно, решение многих гуманных задач ложится на хрупкие плечи энтузиастов, людей, способных к состраданию и к милосердию, я бы сказала, одержимых, каковыми стали многие сотрудники наших специализированных библиотек.

Мурманск, 2007

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *